Поход "Заливная рыба". 2008, август

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Поход "Заливная рыба". 2008, август

Сообщение  Михаил в Чт Мар 01, 2012 5:36 am

Татьяна Рудь, знаменитый фотограф, давно собиралась сходить с нами в горы. Она даже специальные ботинки купила. Кроме того, она приобрела спальный мешок, изготовленный по якобы новейшей технологии. Такие технологии я признаю, но к этому мешку отнёсся скептически.
- Слишком тонкий.
- Что ты понимаешь! – возражала Татьяна Рудь, - это же ноу-хау!
- Ну, разве что хау…
Мы собирались ехать автобусом, но Татьяна Рудь, услышав о таком кошмарном транспортном средстве, пришла в ужас. Впрочем, я и не настаивал, поскольку брал с собой 9-летнего Кирилла. Конечно, с ребёнком лучше ехать в комфорте. Взяли такси. Получилось довольно дорого, но очень уж в горы хотелось.



28 июня
Мы встретились ранним утром у дома Татьяны.
- Знакомьтесь, это Юра, мой близкий друг, - сказала Татьяна Рудь, - а это Миша, мой не близкий друг.
- А это Кирилл, - сказала Быстрая Ложка.
- А что вы взяли с собой вкусного? – спросил Кирилл.
Мы отправились вчетвером: Юра, я, Кирилл и Татьяна Рудь. Юра должен был отвезти нас до Тормозака и проводить до первой стоянки. На следующее утро ему нужно было уже возвращаться. Забрать нас обратно должна была Быстрая Ложка. Мы сразу определили место и время встречи – 12 июля, примерно в 17 или 19 часов.
- Счастливого пути!
Мы остановились на 600-м километре трассы, откуда открывался великолепный вид на Ергаки. Яркое солнце било нам в спину.
- Панорама потрясающая, - сказала Татьяна Рудь, вытаскивая дрожащими пальцами свой огромный фотоаппарат, - но освещение никакое. Что это за свет? Надо сидеть тут и ждать вечера…
Тем не менее, Татьяна тут же сделала полторы-две сотни кадров, восклицая:
- Ах! Какой вид! Ах, ах! Это просто невероятно! Ох, что я увидела! Ах, какая же это красота! Ну, что за освещение? Ой, какая красота, я сейчас умру! Ах, ах!
Чуть позже, просматривая снимки, Татьяна Рудь вдруг сообразила:
- Надо было снимать с поляризационным фильтром! Миша, ну что же ты мне не сказал, что нужно надеть светофильтр?!
- Так я не знал, что у тебя есть поляризационный светофильтр…
- Не знал! Мог бы спросить…
Мы оставили машину в Тормозаке и пошли в сторону горы Тушканчик. Кирилл тащил свой куль, а Юра нёс рюкзачок Татьяны Рудь.
- Я фотограф, а не турист, - объясняла она.
Место первой стоянки всем понравилось. На бугорке, среди живописных кедров, возле задорно журчащего ручья.
Когда опустились сумерки, Татьяна Рудь обратила внимание на костёр:
- Ах, какая красота! Это надо сфотографировать. Ах, боже мой! Нет, я сейчас умру, как это красиво.
Фотографировать языки пламени с короткой выдержкой всегда интересно. Образуются причудливые фигуры, в которых человек с воображением может увидеть всё, что угодно. Собственно, это модификация теста Роршаха.
- А-а! – вскричала Татьяна Рудь, получив первые кадры, - смотрите, это же горные духи танцуют!!! А-а!
Действительно, на мониторе были отчетливо видны две танцующие фигуры – женская и мужская.
- А-а! Они продолжают танцевать! А-а! Боже мой, какая красота! Ах, господи, как я счастлива! Ой, смотрите!! Вот ещё, ещё, ещё!!!
Восторг Татьяны Рудь охватил и примитивный ужин, сваренный мною. Самые обыкновенные макароны по-флотски и свежая черемша.
- Как вкусно! – восклицала Татьяна Рудь, - Ой, как вкусно! Причём в городе я не стала бы такое есть, а тут так вкусно! А это что? Чай с вафлями! Ах, боже мой, как вкусно! Ой, красота какая!
Потом Татьяна Рудь обратила внимание на лицо Юры, освещённое костром.
- О, какое освещение! Боже мой, какие блики в стеклах очков! Ах, какие глаза! Стой так, я тебя сфотографирую. Ах! Ох! Смотри правее. Ах! Какой кадр! Боже мой! Юра, стой так, именно с таким выражением лица, вот так… Ах! Ах!
- Татьяна, остановись! – говорю, поражённый активностью и восторженностью фотографа, - погоди забивать память карты! Ведь главные красоты впереди. Подумаешь, костёр. Такое пламя можно и возле Красноярска фотографировать.
- Нет, только здесь! Ах, какая красота! Только здесь может быть такой божественный костёр. Юра, встань ближе к огню. Ах, ах!
- Нет, тут слишком жарко.
- Не обращай внимания. Главное, это освещение. Ах, боже мой! Нет, вы посмотрите, какое небо на заднем плане! Ой, я сейчас умру! Господи, как я счастлива!
Вечер выдался и впрямь необыкновенный. Воздух тёплый, ласковый, напоенный таёжными ароматами. И комаров почему-то нет, хотя наступило как раз их время – заход солнца.
Укладываясь спать, мы побоялись ночного холода и потому не стали открывать вентиляцию. В результате через полчаса в палатке стало жарко и душно. Юра и Татьяна Рудь выбрались наружу, а мы с Кириллом остались вдвоем на огромной площади.
29 июня. Первым проснулся Юра. Поскольку все крепко спали, он заскучал и решил принести какую-нибудь пользу группе. Например, притащить кучу продуктов, которые остались в его машине. Ведь за один приём поднять такую кучу припасов было нереально.
После завтрака Юра попрощался с Татьяной Рудь и с Кириллом.
Солнце припекало вовсю, и Кирилл громко плескался в ручье. Вода, ещё утром холодная, быстро прогрелась.
- Кирюша, выныривай! – зову, - пора в путь-дорогу. Надевай сухие трусы, а мокрые плавки давай мне. Пошли!
Оставив тяжёлые продукты в захоронке, группа легко дошла до Перекрёстка и поднялась ещё выше метров на 200, на нашу обычную стоянку. Кирилл вёл себя мужественно, тащил тяжёлый рюкзак и не жаловался. Поляна порадовала нас пустотой. Правда, какие-т о нехорошие люди, да поразит их кариес, прожгли костром корень живого кедра на стоянке.
- Лучше бы я этого не видел! – говорю, - теперь этот кедр засохнет.
Поставив палатку, я принялся варить обед и обнаружил отсутствие соли.
- А-а! Я оставил соль в захоронке!
- Ничего, - утешила Татьяна Рудь, - тебя же Горные Духи постоянно выручают. Пошлют тебе и соль… Ты вот лучше скажи, где же соловьи? Ты обещал пение соловьёв!
- Обычно они в это время года поют…
- А где красоты?!
- Ладно, пойдём в радиалку к Висячему Камню. Сейчас вот только Кирилла из ручья извлеку…
Первая сотня метров радиалки не очень понравилась Татьяне Рудь. Группе пришлось продираться через кусты. Но вдруг перед нами открылось обширное пространство.
- А-а! Какая красота! Ах, ах! Ой, как я счастлива! Ах, это надо сфотографировать! Ах, ах!
- Погоди, Татьяна, все красоты ещё впереди. Оставь место для Параболы!
- Ах, это нельзя не фотографировать! Ах, боже мой! Ой, я сейчас умру! Ах, как я счастлива!!!
Во время радиалки я нашёл пластмассовый пузырёк:
- Интересно, что там?
- Можешь не открывать, я знаю, - засмеялась Татьяна Рудь, - Горные Духи послали тебе соль! Они тебя любят и поэтому исполняют все твои желания.
- Хм, это и правда соль…
- А я и не сомневалась! Ах, какая красота! Ой, я забила всю карту памяти!
- А сколько у тебя ещё осталось?
- Две…
- Стой! Не снимай больше! Ты забила уже треть памяти, а ведь все красоты впереди! Там, за перевалом. Здесь снимать нечего!!!
- Как это нечего? Миша, ты ничего не понимаешь… Я фотограф, я не могу иначе… Ах, вот ещё красота! Ой, я сейчас умру! Ах, ах! А что ты варишь?
- Картошку с тушёнкой.
- Ах, как это вкусно! А ты знаешь, я ведь украинская женщина, я умею очень вкусно готовить! Ах, какой я варю украинский борщ! Ох, я могу сварить такой украинский борщ!
- Ну, давай, - соглашаюсь, - вот тебе картошка, вот тушёнка. Сейчас ещё свежего лука соберу!
- Нет уж, из таких ингредиентов вари сам.
Усаживаясь после ужина на корень, чтобы просмотреть сделанные за день фотографии, Татьяна Рудь неосмотрительно попала прямо в смолу.
- Ой, я села в кедровый клей!
Я натянул между деревьями верёвку для просушки одежды. Кирилл повесил на неё купальные трусы, и стоянка сразу приняла жилой, уютный вид.
30 июня. Ночью была гроза. Впрочем, она прошла стороной, лишь слегка задев краем. Мы слышали далёкие раскаты грома. Но однажды молния ударила где-то рядом, и тогда гром бабахнул во всю дурь. В ту же секунду налетел мощный вихрь, а по скатам палатки забарабанили крупные капли.
- Папа, я боюсь! – проснулся Кирилл.
- Не бойся, это всего лишь гроза.
- Да я боюсь, что мои плавки с верёвки сдует…
Позже выяснилось, что этим вихрем не только сдуло плавки, но и сломало одну из дуг каркаса палатки. К утру сильно похолодало.
Мы проснулись от странного звука, словно кто-то выбивал дробь на жестяном барабане.
- Д-д-д-д-д-д-д-д-д-д-д…
- Что это?!
- Это я зу-зу-зу-зу-зу-зу… бами стучу, - сообщила Татьяна Рудь, - что за спальник мне продали?! Сказали, что ноу-хау! И где же это хау?
- Похоже, что его ноу?
- Совсем ноу! Я замёрзла! Почему я не взяла с собой ещё штаны? Собиралась же…
Я починил дугу каркаса, собрал хвороста и сварил кашу на завтрак.
- Ах, какая каша! – восторгалась Татьяна Рудь, отогревшись, - как вкусно! Ах, пшённая каша с изюмом! Это так полезно! Ах, что это за чудесные звуки? Ах, боже мой, так это же соловьи поют! Правда, украинские соловьи поют чуть интереснее и разнообразнее, но эти тоже здорово. Да их так много! Музыка! Ах, ах, настоящая музыка! Ах, как тут красиво!
Я сбегал до места предыдущей стоянки и принёс продукты из захоронки:
- Теперь будем объедаться! Еды сколько угодно, можно кушать без ограничений.
Я сварил суп из концентратов. Кирилл собрал дикого лука.
- Ах, как вкусно! Мальчики, какие вы молодцы! Ах, ах!
Оценив состояние неба, мы решили сходить в радиалку на озеро Радужное, да не напрямик, а через Висячий Камень. На вершине горы Татьяна Рудь опять выразила недовольство освещением, и снова отщёлкала сотню кадров. Но по-настоящему бурю эмоций вызвал спуск в глубокую долину. Я повёл группу прямо по стене. Татьяна Рудь сначала ужасалась высоте и крутизне, но потом поняла, что на самом деле путь прост. Ведь 9-летний ребёнок шёл там легко, не забывая шутить по дороге. Сама же Рудь шутила таким образом:
- Ах, куда вы меня завели? Это же альпинизм! Нет, это невозможно! Какая страшная высота! Нет, я фотограф, а не турист! Ах, я тут прошла. Ого, после такого бешеного спуска я себя зауважала! Ах, если бы тут был Юра, он бы за меня переживал.
- Что тут переживать? – отвечаю, - идёшь себе по ступенькам, вслед за ребёнком…
- Нет, я горжусь собой! Ах, боже мой, неужели я тут прошла? Ах, это надо сфотографировать!
Вода в Радужном оказалась тёплой. Мы искупались. Потом Татьяна Рудь бродила по берегу и приговаривала:
- Здесь нечего фотографировать! Разве это освещение? Хоть бы облака какие были, что ли… Нет, это не освещение.
При этом она снимала сотни кадров…
- Татьяна, погоди забивать память! – призываю, - это всё ерунда! Главные красоты будут за перевалом Художников.
- Ах, ах, это нельзя не снимать! Я же фотограф, я приехала сюда снимать. Ах, ах! Какие тучи!
- Где? Ого! Татьяна, Кирилл! Быстро собираемся! Уходим домой! Сейчас будет гроза. Дождевые накидки к бою!
На этот раз мы отправились кратчайшим путём. Но добраться до базы не успели. Гроза застала нас в лесу. Град!
- Прячемся под кедром! – кричу, - Сюда!
Мы присели под кроной раскидистого кедра. Но Татьяна Рудь увидела буйство стихии и решила непременно запечатлеть явление. Действительно, град хлестал упругими белыми струями, как из брандспойта. Зрелищно!
- Ах, ах! Какие кадры!
- Татьяна, береги фотоаппарат!
Крупные градины с силой лупили по пальцам и по голове, но Татьяна Рудь, как заворожённая, не замечала неудобств и продолжала фотографировать.
- Спасайся! Татьяна, прячься!
- Нет, Миша, я фотограф, а не турист!
Град хлестал всего минут пять. Потом вдруг быстро стихло. Влажный лес наполнился густыми запахами цветов и хвои. Воздух оставался тёплым, и градины быстро таяли.
- Ах, как шикарно! Ах, какие кадры! Ах, почему это мой фотоаппарат не работает!?
Вечером, насытившись гречневой кашей с тушёнкой и свежим луком, мы сидели у костра и наслаждались пением соловьёв. Перед сном я отдал Татьяне Рудь всю свою тёплую одежду. А то с таким ноу-хау вымерзнешь…

1 июля. Утро солнечное и тёплое. Кирилл немедленно пошёл купаться. Пока я варил завтрак, Татьяна Рудь вытащила на просушку вещи. Она ловко повесила их на верёвку.
- Татьяна, как ты грамотно повесила вещи! Тяжёлые по краям, а лёгкие посередине.
- А как же иначе?
- Да я столько глупых людей видел…
- Ах! Как я расту в собственных глазах! Как хорошо, что есть глупые люди… Ой, что это? Ай, меня покусали комары! А-я-яй, у меня в ноге четыре дыры! А-а! А-а! Что делать? Миша, у тебя в аптечке есть зелёнка или йод?
- Нет, только бинты и лейкопластырь.
- А-а! Четыре дыры в ноге! И даже зелёнки нет! Какой ужас! Ах, ох!
В это время мимо нашей стоянки проходили туристы, и один мужик остановился:
- Это не ваш пузырёк тут валяется? С зелёнкой?
- Ах, боже мой, - восхитилась Татьяна Рудь, - Это мне Горные Духи послали! Надо же, а? Ах, ах!
Потом божественные силы послали Татьяне Рудь ещё один подарок. Она заглянула в свой рюкзачок, чтобы понять, что там такое мокрое валяется на дне, и обнаружила свои штаны.
- Оказывается, я всё-таки взяла с собой эти штаны! Вот какая у меня хорошая память! Ах, ах! Как я счастлива! Ах, много ли для счастья надо?
После завтрака я нагрел в котелке воды и предложил устроить головомойку. После такой процедуры волосы стали невероятно мягкими и пушистыми. Горная вода!!
На обед я сварил суп и сделал салат на основе паштета и черемши. Кирилл насобирал ещё и лука. А Татьяна Рудь придумала даже новое блюдо. Она намазала этот салат на галету, залила майонезом, а сверху положила шпроты.
- Ах, как это вкусно! Ах, ах!
- Да, красиво жить не запретишь, - отвечаю, - Ой, Татьяна, у тебя губы в майонезе! Можно тебя так сфотографировать?
- Ах, можно! Пусть в майонезе! Мне так хорошо!
После обеда группа отправилась в радиалку на ручей. Кирилл с восторгом принялся купаться, оглашая воздух радостными воплями.
- Кирилл, не мог бы ты плавать вон там, за камнем? – поморщилась Татьяна Рудь, - а то твои оптимистичные вопли мешают мне наслаждаться божественными звуками природы.
Я предложил отдохнуть на большом плоском камне, нагретом солнечными лучами, и насладиться пением птиц. Дескать, это способствует духовному росту. Татьяна прилегла и принялась восторгаться. Горная терапия! Но вдруг мы разглядели на соседнем камне девичью фигурку. Татьяну Рудь как пружиной подбросило:
- Ах, ах! Какое отражение в воде! Боже мой, какая красота! Девушка, красавица, пожалуйста, левую ножку вперёд! Ах, какая красота! Как вас зовут, прелестное создание? Юля? Какое чудесное имя! Юлечка, пожалуйства, волосы распустите! Ах, какие у вас волосы шикарные! Пожалуйства, ножку вперёд, ручку назад! Ах, ах! Необходимо плечи обнажить. О боже, какой отвратительный купальник… Надо его снять!
- А зачем вы снимаете? – удивилась Юля.
- Ах, я фотограф, я не могу не снимать! Вы такая прелесть! Да снимите же этот дурацкий купальник! Ах, какое отражение в воде! Вы просто нимфа, сказочная лесная нимфа, но только в идиотском купальнике. Хотя бы сбросьте бретельки. Вот так! А кошмарный зелёный цвет прикройте полотенцем, это же невозможно фотографировать. Ах, ах, какая прелесть! Нимфа, нимфа! Ах, какая диагональ! Ах, какие линии!
Татьяна Рудь восторженно щелкала затвором и не замечала меня:
- Прекрати забивать память какими-то девушками! Всё равно освещение слишком жёсткое! Оставь память для Параболы!
- Да, действительно, освещение дрянь, - отвечала Татьяна Рудь, - ах, прелестное дитя, давайте встретимся здесь через три часа?
На эту нимфу Татьяна Рудь убила кадров двести. Правда, вечером, просматривая отснятый материал, она всё же почистила карту памяти:
- Это что за свет? А это что за поза? Никакой женственности! Убрать! Это что за ноги? Это какие-то палки, а не ноги! Убрать! Нет, я лучше буду фотографировать огонь…
- Татьяна, прибереги место для настоящих красот!
- Ах, какие танцы огненных духов! Ах, ах!..



2 июля. Ночью была гроза.
Татьяна Рудь выбралась из палатки замёрзшая и напуганная:
- Ой, какой ураган!
- Нет, это обычный ветер. Вот мы наблюдали действительно ураган, когда деревья ломались вокруг нас, как спички.
- Ах, ах, какой ужас!
После завтрака я пошёл за хворостом, а Татьяна Рудь решила заняться воспитанием Кирилла. Сама она, женщина утончённая, изысканная и благородная, воспитывалась баронессой. Кирилл же, по её мнению, страдал недостатком сдержанности, чем дискредитировал отца. Но маленький мальчик почему-то не пожелал обучаться приличным манерам. Татьяна Рудь была в шоке:
- Это не ребёнок, а какой-то дьявол! Я гонялась за ним по берегу, но не могла догнать, а потом он залез на дерево у меня над головой и говорил такие слова… Ах, такие слова, это ужас какой-то!
- Так его в детском саду научили.
- Но ведь это ужас! Я не могу находиться с этим существом в одной палатке! Наверное, я и через перевал не пойду…
После обеда в лагере появилась Лера, что быстро и непринуждённо разрядило обстановку в лагере.
Татьяна Рудь сразу схватила фотоаппарат:
- Боже мой, какая красота! Какие шикарные волосы! Какая фигура! Ах, какие линии! Ах, ах!
- Сколько тебе лет? – строго спросил Леру Кирилл.
- 20.
- Ах! – всплеснула руками Татьяна Рудь, - всего только 20 лет! А уже такая красота! Нет, это нужно снимать в студии, здесь освещение не годится. Ах, ах! А где ты учишься?
- Я студентка юрфака.
- Ах, юристы все такие умные! Особенно женщины, что им абсолютно не свойственно!
Я тогда ещё не разделял восторга фотографа и обращался с Лерой довольно грубо:
- Лерка! Ангидрид твою в перекись, что сидишь без толку, как бревно с глазами? Чтоб тебя медведь загрыз! Подбрось веток в костёр! Ну, никакой пользы от тебя, инфекция!
Перед сном Татьяна Рудь надела на себя всю одежду, которую только нашла. Лера отдала ей ещё и кофту.
- Ах, какая я стала толстая! Ах, ох, я как капуста!
- Так забирайся в палатку, Татьяна!
- А я согнуться не могу!
Мы засмеялись, и тут Татьяна Рудь устроила нам настоящее цирковое представление. Охая и причитая, она с трудом залезла в палатку, с пятой попытки закрыла вход, потом долго пыталась забраться в свой крохотный спальник. Мы хохотали до слёз. Кирилл сказал:
- Папа, что же ты не предупредил, что наша палатка – это комната смеха?
- Браво, Кирилл, отличная шутка!
Тут загрохотала гроза, и Лера сказала:
- Мишка, хватит смеяться, давай, тучи разгоняй.
- Ладно, завтра к утру небо будет ясное.
- Спокуха ночуха! – сказал напоследок Кирилл.
Грохот грозы приглушало шумом ветра.



3 июля. Утро солнечное! Я сварил завтрак и принялся объяснять группе, каким образом следует пересекать перевал Художников. Но Татьяна Рудь вдруг сказала:
- Извините, я туда не пойду. Свободной памяти в фотоаппарате не осталось. А главное, мне сегодня приснился вещий сон. Оторванная нога. Это знак. Миша знает, что это такое. Это предупреждение, что за перевал ходить нельзя.
Мне пришлось идти до трассы, чтобы проводить Татьяну. А Кириллу досталась новая нянька – Лера. Она, в отличие от Татьяны, даже и не думала носится по тайге за непоседливым бесенком, предоставив ему полную свободу и самостоятельность.
Вернувшись, я не оценил заботы Леры о ребенке и попытался от нее избавиться:
- Ты нам не нужна.
- Нет, я хочу в горы.
- Присоединись к другой группе.
- Я не хочу к другой.
- Тогда возвращайся в Красноярск.
- Я хочу с тобой! Я хочу у тебя учиться.
- Вали отсюда, блондинка! От тебя не может быть пользы.
- Нет, я умная! Я буду у тебя учиться!
- Ладно. Но только учиться. Если начнёшь халтурить – выгоню в ту же минуту, и пинка дам для ускорения. Мне всё равно, обидишься ты или нет.
- Буду учиться!
Вечером у костра:
- Лерка! Апатит твою в Хибины, что сидишь без толку, как бревно с глазами? Чтоб тебе муж пьяница достался! Подбрось веток в костёр!



4 июля
Утро солнечное. Мы собрались идти через перевал Художников. Дошли до Карового. Разразилась гроза! Небо заволокло тучами так плотно, что стало понятно – сегодня погоды уже не будет.
- Укрывайтесь под кедром, - говорю, - а я ставлю палатку.
Лера помогла установить палатку, но при этом промокла и тут же засопливила. Зато Кирилл был теперь занят каждую минуту – Лера играла с ним в разные игры без перерыва. Оказалось, что Кирилл вовсе не нуждался в благородном воспитании, вроде держать вилку левой рукой, зато с восторгом предавался весёлым и простым играм:
- Е-ша-чок!
- Ха!
- Е-ша-чок!
- Ха!
К вечеру дождь перестал, и Лера запросилась в радиалку:
- Своди меня хоть куда-нибудь!
Пошли к Висячему Камню. Кирилл весело прыгал по курумнику, а вот Лера перед вершиной стала тормозить:
- Ой, что-то плохо мне. Ой, болею. Миш, будь рядом, а то вдруг я упаду.
Полюбовавшись красками заката, мы вернулись к лагерю. Я отправился за хворостом. И вот именно в эти минуты небо заполыхало огнями! Я тащил вязанку сухого хвороста, когда заметил потрясающее зрелище:
- А-а! И в такую секунду я без фотоаппарата! Вот не везёт!
Я пришёл в лагерь молчаливый, понимая, что сам виноват. Взять в горы две камеры и оставить обе в рюкзаке! Зато Лера сказала:
- Мне показалось, что ты был бы не против сфотографировать такое небо. Вот я и сделала несколько кадров.
- Ты сообразила, как пользоваться фотоаппаратом?!..
- Так там же всё написано… Или ты думал, что я и в самом деле блондинка?
Вечером у костра:
- Лерка! Что сидишь без толку, как бревно с глазами? Чтоб тебя велосипедом сбило! Подбрось веток в костёр!
«Тяжело в учении, легко в бою», - подумала Лера и не стала кусать меня из-за своеобразной методики обучения.
- Кстати, странно, - удивилась она, - здесь столько групп, а костёр есть только у нас. Почему?
- Не все знают, где можно раздобыть хворост.
- А вон там, в долине, есть несколько костров, и все дымные. А у нас почему без дыма?
- Дым бывает от сырых дров. А у нас сухие.
Перед сном Лера вовсе расклеилась. Насморк, головная боль, высокая температура и ещё разные симптомы явно указывали на заболевание. Я собирался поискать лекарственные травы, но уже стемнело.
- Ладно, - вздыхаю, - ты хотела поучиться, вот и узнаешь сейчас способ быстрого исцеления без лекарств.
Способ заключался в том, что я взял Леру за руку, а сам заснул. Лере это показалось сначала странным, но потом она почувствовала поразительный эффект. Она нагрелась, словно в сауне. Одежда стала совершенно мокрой от пота.
5 июля
Утро солнечное. Лера проснулась и ощутила себя совершенно здоровой.
- Вчера я умирала! А сейчас чувствую себя так хорошо, как никогда в жизни. Как ты это сделал?
- Да уж, не каждый так умеет, далеко не каждый, - заважничал я, - собственно, нас всего трое таких...
Мы отправились штурмовать перевал Художников. Кирилл был совершенно счастлив. Ведь он был на перевале уже трижды и давно хотел перейти в другую долину. И вот его мечта сбывается! Даже тяжёлый рюкзак не мешал Кириллу радоваться приключениям.
- Не спеши, - успокаивал его я, - на курумнике главное не скорость, а безопасность.
- Да тут просто!
Действительно, до вершины перевала дошли очень легко.
И тут хлынул дождь. Группа спряталась под нависающим камнем.
- Ой, что делать? – спросила Лера.
- Утепляться… Кирилл, надевай накидку! Сейчас дождь утихнет, и мы пойдём дальше.
- Так ведь мокро, скользко, страшно! – сомневалась Лера.
- А мы противопоставим оптимизм!
- И профессионализм! - добавил Кирилл.
- Вот это слово настоящего мужчины, - одобрил я, - главное, ты его смог выговорить с первого раза…
Спуск по мокрым скалам всегда труден. И тут Кирюша вспомнил, сколько Лера отдала ему времени, заботы и внимания, и решил отблагодарить. Видя, как тяжко приходится девушке, он принялся петь песню бешеного лягушонка. Я тут же подхватил. Лере ничего не оставалось, как присоединиться. К счастью, все исполнители были музыкантами.
- Ринь-динь-дириди-динь-динь-динь-динь! – пели мы с Кириллом.
- Вы психи! – добавляла Лера.
- Ринь-динь-дириди-динь-динь-динь-динь!
- С вами не соскучишься!
- Ринь-динь-дириди-динь-динь-динь-динь!
- Вы придурки!
Поскольку Лера говорила точно в размер, песня получалась просто отменной. Так со смехом и дошли до озера Художников.
- Это место нашей базы? – поинтересовался Кирилл, - тогда давай играть в карты!
- Погоди, Кирилл, нужно сначала поставить палатку, натянуть тент, принести хвороста, развести костёр, покушать…
- Давай в карты!!
Лере удалось переключить внимание Кирилла на разные игры. Я произвёл все хозяйственные работы, сварил ужин и только после еды стал хвалить группу:
- Вы такой перевал прошли! Высокий, сложный, да ещё под дождём, да ещё с тяжёлыми рюкзаками! Молодцы! А как Кирилл мужественно держался, ни разу не пожаловался! Именно так и ведут себя настоящие мужчины!
Однако Кирилл отреагировал на похвалу совершенно неожиданно. Он разрыдался, прижимаясь к плечу Леры.
- Ты что, Кирилл? – изумился я.
- Ты недостаточно мной гордишься!!!
- Но я же похвалил тебя…
- Недостаточно!!! Я прошёл такой сложный перевал!!! Да ещё под дождём, да ещё с рюкзаком!..
Рыдания прекратились так же неожиданно. Лера вытащила карты… Кирилл подскочил:
- Давайте играть!!!
Я играл жёстко и бескомпромиссно, а хитрая Лера всегда проигрывала ребёнку. Таким образом, Кирюша почти всегда выигрывал и был очень доволен. Впрочем, и проигрыши он научился переносить стойко. Я успел сегодня сделать несколько кадров, и потому добр.
Вечером у костра:
- Лерка, балбеска, что сидишь без толку? Подбрось веток в костёр!



6 июля
Утром я сбегал за перевал и принёс оставшиеся продукты. Лера заботилась о Кирилле. Ребёнок был одет, обут, накормлен и счастлив.
- Мне нужно доплачивать за то, что работаю у вас гувернанткой, - заметила Лера.
- Действительно, - удивляюсь, - ты ухаживаешь за ребёнком, словно мать родная…
- А ещё мы с Кириллом приготовили тебе макароны. Сладкие!
- Спасибо! Сами не пропали, да ещё про меня вспомнили. Но почему макароны сладкие?
- Мы их пересолили. Что делать? Киря предложил посахарить…
После обеда группа отправилась в радиалку к Малахитовой Ванне. Путь проходил прямо по живописным водопадам. Прозрачная вода прыгала по каменным ступеням, а внизу успокаивалась в тени леса. Мы разделись и принялись купаться. Вода была тёплой и ласковой. Кирилл с восторгом плескался сначала во всех водопадах, а потом и в озере. Лера помыла голову. Теперь её роскошные волосы предстали во всей красе. Я щёлкал фотоаппаратом и ворчал:
- Разве это освещение? Такая красота пропадает.
На ужин я приготовил картофельное пюре с тушёнкой и черемшой.
- Водорастворимая картошка! – поморщилась Лера, - какая гадость, эта ваша заливная рыба!
После ужина я признался Лере:
- Сначала я хотел тебя прогнать. Ждал, когда же ты повод дашь. Но ты ведёшь себя безупречно! Как же это тебе удаётся?
- Я научилась не только смотреть, но и видеть…
Вечером у огня:
- Лера, что же ты сидишь без толку? Подбрось веток в костёр!

7 июля
Ночью прошёл дождь. Утро ясное. Птички заливаются на все голоса. Красота! После завтрака группа отправилась на озеро Горных Духов. Полюбовались величественным водопадом, потом прошлись по снежному мосту. Поднялись к озеру Горных Духов.
- Ого! – восхитилась Лера, - здесь такое необычное место. Можно мне уединиться на полчаса, помедитировать?
- Да уж мест для уединения тут хватает.
Лера ушла в сторону огромных глыб, Кирилл принялся купаться в тёплой воде, а я стал фотографировать подводные камни. Вода в горных озёрах отличается особой прозрачностью.
- Как здорово! – кричал Кирилл, и эхо вторило ему. Такая идиллия длилась часа два. Небо вдруг затянуло облаками. Я в восторге фотографировал всё подряд, но потом встревожился:
- О! Сейчас пойдёт дождь. Нам надо укрыться под нависающим камнем и переждать. Пошли, я знаю хорошее место.
Через несколько минут мы уже сидели под каменным козырьком. Место оказалось очень удобным – и сидеть уютно, и всё озеро видно. Хлынул дождь. Мы смотрели на озеро и удивлялись – по его глади тянулись тёмные полосы. Приглядываясь к ним, мы поняли, что ветер гонит рябь справа и слева от водяных дорожек. Но вдоль тёмных полос поверхность воды оставалась гладкой! Чудеса, да и только. Кирилл нашёл развлечение в виде эха. Создавалось ощущение, словно группы людей были разбросаны по всем пикам, только и ждавшие, чтобы ответить нам. А скорее всего, просто так развлекались горные духи, потешаясь над восторгом оравших всякую чепуху людей. Мы же оправдывали их надежды и вопили на разные голоса. Обнаружилось, что высокие звуки отражаются очень хорошо, а низкие теряются в стене дождя.
Похолодало. Мы извлекли из штурмовых рюкзачков одежду и утеплились. Я при этом выглядел в легкомысленных шортах достаточно нелепо. Все в куртках, а я, как пижон, с голыми коленками. Дождевые капли стали мельче, и я распорядился:
- Возвращаемся домой. Кирилл, не спеши. Лишь бы не упасть.
Дождь утих как раз к ужину. Лера и Кирилл затеяли новые игры. Я доволен.
Вечером у костра:
- Лерочка, что сидишь просто так? Подбрось веток в огонь!



8 июля
Всю ночь лил дождь.
- А как удобно стало мыть посуду! – радовалась Лера, - выбросил миски под дождь, они сами отмываются. Как всё продумано!
Кириллу захотелось посмеяться:
- Папа, расскажи анекдот.
- Слушай. Жил-был один непослушный мальчик. Однажды он сказал маме: «Мама, не бросай меня в колодец-одец-одец…».
Кирилл напрягся, силясь определить, не про него ли эта история, зато Лера расхохоталась:
- А-а! Ты посмотри на выражение лица Кирилла!!
От смеха она повалилась на спину и стала дрыгать ногами в воздухе. Глядя на неё, я тоже расхохотался:
- Такой раскрепощённой я тебя еще не видел!
После завтрака опять посыпал дождь. Сидим в палатке. Точнее сказать, Кирилл залез в спальник с головой и в таком виде напрыгивает на Леру.
- Я личинка!
Лера часа два хохотала, а потом забеспокоилась за свой рассудок:
- Вы все – психи! А-а! Кругом личинки! Я схожу с ума!
Из-за потопа карты промокли, и Лера придумала новое развлечение: смеяться на три голоса, но строго в размер.
- Ак-ха-ха-ха! – начинал Кирилл.
- И-хи-хи! – подхватывала Лера.
- Хо-хо! – добавлял басом я. При этом образовывались различные музыкальные фигуры. И просто было очень смешно!
После обеда снова посыпал дождь.
- Ну и погода…
- Какая гадость, эта ваша заливная рыба! - заметила Лера, вспомнив знаменитое выражение Яковлева, - Миш, разгони тучи, что тебе стоит…
- Завтра утром, в десять часов, - обещаю, - а ты смотри, как я это делаю.
Вечером у костра:
- Лерушка, будь добра, подбрось веток в огонь.

avatar
Михаил
Admin

Сообщения : 33
Дата регистрации : 2011-12-31

Посмотреть профиль http://ergaki.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Поход "Заливная рыба". 2008, август

Сообщение  Михаил в Чт Мар 01, 2012 6:13 am

9 июля
Ночью сыпал дождик, а утром вдруг стало тихо и солнечно.
- Посмотри на часы, - засмеялся я.
- Ого! Ровно десять часов! Как и обещал…
Ещё Лера научилась кушать картофельное пюре:
- Водорастворимая картошка! А ведь это не гадость, это довольно вкусно, особенно с черемшой.
Днём группа сбегала в радиалку, а вечером Кирилл наблюдал непонятную картину. Я решил, что у Леры произошёл качественный скачок в обучении. То есть, она научилась не только смотреть, но и видеть. И даже делать выводы. Поэтому я решился на страшную процедуру. Развёл огонь повыше, схватил Леру за руку и сунул прямо в пламя. Кирилл так и ахнул.
- Если ты всё поняла, то получишь удовольствие, а если не поняла, то получишь ожоги.
- Я всё поняла! И я тебе верю, - пискнула Лера, с ужасом наблюдая, как языки пламени лижут её кожу. Запахло палёным. Кожа порозовела.
Потом я облил Леру холодной водой и спросил:
- Как ощущения?
- Потрясающе! Чувствую себя лёгкой, как пёрышко и твёрдой, как сталь. Ощущение великолепное, такое у меня впервые в жизни… Теперь я и сама вижу, что кое-чему научилась.
Вечером у костра:
- Лерушка, лапонька, подбрось веток в костёр.



10 июля
Кирилл развил деятельность по хозяйству. Приводит хворост в порядок, ломает строго по размеру и аккуратно складывает. Я показываю, как голыми руками можно разделать любое бревно. Хрясь, бац, и никакой топор не нужен. Кирилл тоже продемонстрировал свою силу. Сидя на бревне, он принялся ломать толстый сучок. Тугая древесина напряглась пружиной. Кирилл рванул со всех сил, сучок с треском сломался. А сам Кирилл, потеряв равновесие, опрокинулся на спину. Вот это усилие!
После завтрака группа отправилась в радиалку. Пошли на Параболу. Путь проходит через широкий ручей. Нужно пройти по мокрому и скользкому бревну. Делаю несколько шагов и оборачиваюсь:
- Кирилл, твоя главная задача – не промочить ноги.
- Понял, - отвечает Кирилл. Он широко шагает на мокрое бревно и тут же соскальзывает в воду. Потеряв равновесие, он падает спиной вниз. Но я успеваю развернуться, схватить Кирилла за шиворот и спасти от намокания.
- Возвращаемся на базу и переобуваемся.
Пошли в каких-то легкомысленных тапочках…
Вновь тот же ручей. Лера, едва ступив на мокрое бревно, соскальзывает одной ногой в воду…
- Интересное начало радиалки! – смеюсь.
По дороге группа несколько раз останавливалась, чтобы перевести дыхание. Я при этом брал мокрые носки и с бешеной скоростью вращал ими над головой.
- Что ты делаешь? – удивилась Лера.
- Удаляю влагу центробежной силой. Вот тебе сухие носки.
Нижнюю Параболу прошли прямо в лоб. Самое трудное место одолели с верхней страховкой. Кирилл лез по скале с мужественным видом и был в полном восторге. Лера раза два кокетливо пискнула, но только для того, чтобы показать свою принадлежность к слабому полу. На пик Толстый Брат поднимались тоже легко. Иногда Кирилл и Лера даже специально выбирали более трудный вариант. На самой макушке огляделись:
- Ничего себе, какая высота! Красотища!
Спустились к базе через озеро Горных Духов.
Варю ужин и удивляюсь развитию отношений Кирилла и Леры. Они постоянно обнимаются и развлекаются. Ни минуты простоя!
- Что ты сделала с ребёнком, - благоговею, - он ловит каждое твоё слово, он тебя слушается с первого раза! Когда ж такое бывало? Он только меня и маму слушает, да и то через раз.
- Зауважал. Так я же умею с детьми ладить. Нужно исходить из того, что ребёнку интересно.
Кирилл и в самом деле души не чаял в Лере. Однажды я осерчал на Леру и дал ей тумака. Кирилл тут же подскочил и со всей силы ударил меня кулаком в нос. Но этого ему показалось недостаточно, и тогда Кирилл, извернувшись, дал пяткой глаз.
- Да ты что, озверел?! – вскричал тогда я и дал тумака сыну. Кирилл отлетел в сторону.
- Это ты озверел! – закричала Лера и дала мне в ухо, - он же меня защищал!
- Да? – задумался шеф, озабоченно трогая отшибленные органы чувств, - ну, тогда ладно. Значит, Кирилл растёт настоящим мужчиной, - Извини, малыш.
- Не смей называть его малышом! – Лера сжала кулаки.
- И не обижай Леру! – добавил Кирилл.
Позже, анализируя эту ситуацию, я определил её, как позитивную, хотя подбитый глаз болел дня три…
- Ужин готов, ложки к бою! – зову.
- Кирилл, пошли мыть руки, - сказала гигиенически грамотная Лера.
- Нет, - отвечал ей свободолюбивый ребёнок.
- А я научу тебя пускать руками мыльные пузыри.
- Да?! Тогда пошли.
- Потрясающе! – говорю, когда они ушли к ручью, - она уговорила ребёнка помыть руки с мылом, да ещё так просто! Гениально! Интересно, а как это можно пускать мыльные пузыри руками?..
- Папа, ты обещал сварить нам кисель «Зелёные глаза», - напомнил Кирилл, поглаживая после ужина плотно наполненный животик.
- Сейчас и сварю.
Я насобирал черничника и приготовил густо-зелёный отвар с изумительным вкусом. Но тут мне попался мешок с изюмом. Вообще-то главной любительницей изюма была Татьяна Рудь, ради неё и набрали этого сухофрукта так много. Куда же его теперь девать? А в кисель… Эта мысль оказалась губительной для «Зелёных глаз». Сначала пропал красивый цвет, а потом изысканный вкус. К ужину я подал бурду.
- Разве это зелёный цвет? – растерянно спросил Кирилл.
- Это кисель «Карие глаза», - говорю виновато.
Лера попробовала варево и деликатно сказала:
- М-да… Это как заливная рыба.
Так было сказано для того, чтобы не отпугнуть Кирилла. Действительно, он не разобрался, что к чему, и радостно съел свою порцию. А Лера давилась и приговаривала:
- Я ем это только из уважения к тебе.
Вечером у костра:
- Лерушка, красавица, подбрось веток в огонь. Ах, ты – прелесть!



11 июля
Всю ночь лил дождь. Лес залило ручьями! Зато не надо теперь далеко за водой ходить. Где сидим, там и воду в котелок набираем.
- Ну и погода, - морщится Лера, озабоченно оглядывая серое небо, - заливная рыба!
Кириллу весело. Он требует от Леры новых игр и получает их. Смех сотрясает палатку постоянно. Лера импровизирует очень легко и непринуждённо. Вот она увидела макаронное изделие в виде прихотливой фигурки и нацепила его на веточку:
- Цветок из макарона! Кому цветок из макарона?
Мы сидим под тентом. После порыва ветра Лере кажется, что ребёнок мёрзнет, и натягивает ему капюшон:
- Дартвейдер! Смотрите, вылитый Дартвейдер!
- У-у! – тут же грозно гудит довольный Кирилл.
- А-а! – притворно пугается Лера.
Все счастливы и все смеются.
- Поповы, я вас обожаю! – заявляет Лера. – Кирилл, а теперь давай в «ладушки»!
- Давай! – Пищит в восторге Кирилл. Так много с ним ещё никто не играл.
Наверное, именно этот день стал для Леры знаменательным. Она уговорила-таки меня сводить её в секретное место. Просвещённые люди знают про такие точки на Земном шаре. Я целый час рассказывал про технику безопасности.
- Не томи, - просила Лера, - у нас остались считанные минуты.
- За всю жизнь я лишь однажды решился показать эту точку постороннему человеку, - возражаю, - мы прошли с Мартой метрах в тридцати от эпицентра, и этого хватило для того, чтобы с ней случился коллапс.
- Но ты же видишь, что я многому научилась? Ты же видишь, что я готова?
- Вижу, - говорю, - пошли.
Дул студёный ветер. Он срывал со скал мелкие капли влаги и швырял их в лицо. Может быть, именно поэтому Лера и поняла, что находится именно в том месте. Кругом было холодно, а здесь тепло и сухо. Словно за стеклянной стеной. А вот что там произошло - мы мало кому рассказываем.
Вечером у костра:
- Изумительная Лерушка! Как ловко ты подбрасываешь ветки в костёр. Что за умничка! Ты знаешь, что ты – лучше всех?



12 июля
Ночью опять лил дождь. Да и утром продолжало моросить.
- Кирилл, суши свои вещи у костра, - говорю, - чем лучше высушишь, тем легче будет твой рюкзак.
Мы медленно и лениво упаковывали вещи. Собираться под дождём – что может быть гадостнее? Разве что заливная рыба…
В полдень тучи вдруг разбежались.
- Пора варить обед… - предлагает Лера.
- Какой обед?! Уходим через перевал, пока сухо! Кроме того, я уверен, что Оля принесёт нам что-нибудь вкусное.
- Она так сказала?
- Нет, мы специально не договаривались, но она сама умная. Сообразит!
Группа довольно легко преодолела перевал Художников. Лишь Кирилл немного отставал. Небольшой рост и тяжёлый рюкзак давали о себе знать. Кроме того, Кирилл часто отвлекался от процесса восхождения. Он обнаруживал то диковинное насекомое, то красивые цветы, то вспоминал, что надо бы маме сувенир прихватить. В качестве такового он нашёл здоровенный булыжник…
На вершине перевала группа присела на отдых. Оглянувшись на долину озера Художников, Лера вдруг всхлипнула:
- Нет, я не хочу отсюда уходить! Мишка, ну почему мы уходим? Там я была счастлива! Не хочу в город.
- Под рюкзак!
Спустились с перевала легко и быстро. Вот и бугорок возле ручья. К нам навстречу шла Быстрая Ложка.
- Привет. А где мой мальчик?
- Немного отстал.
И в этот момент Кирилл увидел маму. Позабыв про тяжёлый рюкзак и усталость, он рванул бегом!
Мы собрались возле старого кострища, с нетерпением поглядывая на два огромных пакета под пихтой. Быстрая Ложка не стала нас томить:
- Прежде всего – еда!
- Еда! – завопил Кирилл так, словно его неделю морили голодом.
- Еда!! – в восторге закричала Лера.
- Еда!!! – заорал я, выхватывая ложку.
- Вот здесь курица-гриль, - стала распаковывать мешки Оля, - здесь куски просто мяса, а тут пирог с мясом и грибами. Это пицца…
- Пицца!!!
- Тут майонез, а вечером мы приготовим шашлык. Вот свежий хлеб. Вы кушайте, а я заварю чай.
Только основательно наевшись, мы обратили внимание на несоответствие в одежде. Быстрая Ложка была в толстых штанах и тёплой куртке, а мы только в шортах и футболках.
- А что, - удивилась Лера, - разве холодно?!..
Наверное, дело было в том, что мы-то шли под рюкзаками, а Оля сидела неподвижно. Впрочем, это сейчас она сидела. Быстрая Ложка рассказала, что, прибыв сюда чуть раньше срока и не обнаружив нас, она сбегала до озера Радужного. Вдруг, дескать, мы сидим там.
- Ничего себе – «сбегала»! – ахнула Лера, - Это сколько ж километров?..
- Для нас, Поповых, сто вёрст не крюк, - пояснил Кирилл, активно жуя курицу с пирогом.
А Быстрая Ложка рассказывала, как по тропе перед ней бежал медведь, и ей пришлось петь предупредительные песни. Медведь быстро понял, с кем имеет дело, и решил не связываться.
Вдруг я заметил, что рядом нет Кирилла. Уже минут пять, как нет ребёнка. А ведь где-то рядом бродит медведь! В испуге я вскочил и заметался по окрестностям во всех направлениях, оглашая воздух пронзительными криками:
- Эй! Хей! Кирюша, хей!
- Погоди, - остановила меня Лера, когда я пробегал в непосредственной близости, - ты не умеешь звать своего сына. Надо так… У-а!
Звук был много тише моих диких воплей, но эффект имел поразительный. Кирилл вынырнул из кустов сразу!
- Лера, я здесь!
Я так и сел…
Потом мы сидели у костра до самой темноты. Ели шашлыки и смаковали детали похода.



13 июля
Ночь была сухой и тёплой. Мы наспех собрали рюкзаки и двинулись по тропе. Лера опять оглянулась на перевал и захлюпала носом:
- Мишка! Не забирай меня отсюда. Хочу остаться здесь! Ну почему счастья так мало?!
- Это специально, чтобы люди его ценили больше.
В машине Леру ждало новое потрясение. Она быстро поняла, почему необходимо было пристегнуться ремнями всем, даже на заднем сидении.
- Скорость сто семьдесят. Что, так и будем плестись?..
- Обгоняй! Успеешь!
- Не успею!
- Успеешь! Дави на газ!! Вот и успели. У нас даже полторы секунды в запасе оставалось!
Лера слушала подобные диалоги с ужасом.
- Все Поповы – психи! – повторяла она.
- Представляю, что пережил водитель встречной машины, - смеялась Быстрая Ложка, - ведь он, совершая обгон, сначала и не подозревал, что к нему кто-то приближается со скоростью в двести километров в час…
По дороге мы завернули в Шушенское, часа на три, чтобы встретиться там с Лизой и посмотреть на фестиваль «Саянское кольцо». Лера спросила по телефону, где же находится Лиза, и получила в ответ сообщение: «Я в лесу, глажу лошадь».
- Ну вот, - обрадовался я, - теперь мы знаем, где её искать…
Лизу мы всё-таки нашли. Потом разбежались в разных направлениях. Лера встретила знакомых парней, а я направился к продавцам комусов. Потом все встретилась у машины.
- Ты что такой счастливый? – спросила меня Быстрая Ложка.
- Я купил настоящий инструмент, вот, - показываю.
- А что ты такой пришибленный? – спросила Лера.
- Да ты знаешь, сколько за него пришлось заплатить… Я отдал не только все свои деньги, но и все твои…
Вплоть до Красноярска мы уже ничего не покупали.

14 июля
- У меня получилось! Я научилась! – сияла Лера, - у меня получилось лечение рукой! У папы болела спина. Я положила руку и сделала всё так, как ты учил. Помогло!!!
- Не забывай только ставить блок на кисть, - отвечаю, - и не пытайся оказывать воздействие левой рукой. У нас ведь получилось лишь с правой.
Мы зашли в какой-то кондитерский бар.
- Здесь только пирожные и коктейли, - сердито сказала Лера, - а я хочу растворимой картошки с тушёнкой!
avatar
Михаил
Admin

Сообщения : 33
Дата регистрации : 2011-12-31

Посмотреть профиль http://ergaki.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения