Фотосафари 51, 2009, июнь

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Фотосафари 51, 2009, июнь

Сообщение  Михаил в Вт Фев 28, 2012 5:45 am

Поход начался с жестокого отсева. Выразили желание поехать в Ергаки человек примерно тридцать, и почти каждый спрашивал, сколько же нас будет в группе. Я отвечал крайне уклончиво, дескать, это будет понятно на второй день похода… Ближе к конкретной дате выезда, реальных людей становилось всё меньше. Многих пугали сообщения о мощных снегопадах. Один парень отсеялся во время тренировки – он не смог разносить новые ботинки…
Однажды утром мне позвонила какая-то женщина и попросила уточнить, сколько же нас будет участников и кто именно. Я только лёг спать, и потому соображал туго:
- Ну, я твёрдо убеждён только в одной Ирине, это моя студентка, человек проверенный, мы ходили вместе в пещеру…
- Спасибо, понятно, это я и есть…
19 июня утром нас осталось всего девять, а вечером выехали вовсе пятеро: Виктор, Елена, Саша, Ирина и я.


20 июня в горы отравились трое, а к вечеру мы устроили перекличку и установили, что нас осталось лишь двое: Ирина и я.
Ергаки прекрасны! Недавние снегопады подчеркнули графику гор, и мы в азарте щелкаем фотоаппаратами. Вечер подарил нам прекрасный закат. Мы установили палатку на уютной опушке леса, возле радостно журчащего ручья, прямо среди цветущих жарков.
Подводя итоги прожитого дня, мы остались довольны: всё в порядке.
- У меня только одна проблема, - вздохнул я, - мало карт памяти. Всего на две тысячи снимков, а хотелось бы три.
- Ну, моя карта памяти на 32 гига, - похвасталась Ирина, - а вот аккумуляторов всего два… А нужно не менее трёх. Ладно, будем экономить, фотографировать лишь самое-самое…


21 июня. Солнечно! Тепло! Мы с удовольствием ходим босиком по упругой траве и слушаем пение соловьев.
- Ергаки – сказочная страна!
После завтрака уточняем маршрут: перевал Художников, Стрелка, озеро Чёрное, перевал Межозёрный, Грация. Маршрут сложный, но Ирина довольна:
- Я согласна на любой кипиш, кроме голодовки!
И пошла спать.
Рядом поставили палатки шумные минусинцы. Они сходили в радиалку и сильно обгорели на весеннем солнце. Их кожа приобрела пугающе свекольный оттенок, но минусинцы довольны:
- Кожа новая нарастёт… Зато красота тут какая! Ну, прямо сказка! Жалко, что мы всего на неделю выбрались. Что тут за неделю успеешь?
Я сварил обед и начал раскладывать еду по тарелкам. Ирина проснулась как раз вовремя!
- У тебя особое чутьё! – удивился я.
- Я же сказала – любой кипиш, кроме голодовки!
Я с энтузиазмом фотографировал цветущие жарки, водопады, горы, а потом глянул на счетчик кадров и ахнул:
- Уже четыреста кадров! И это за два дня! Ой-ей, надо экономить…
- Что за красота! – восхищалась Ирина, - так мне электроэнергии не хватит! Что же делать? Фотографировать же хочется!
- Если у тебя зарядное устройство с собой, то ты можешь сейчас снимать, сколько угодно, потом сбегаешь до Тармазака…
- Точно, так и сделаю!
В полном упоении Ирина щёлкала кадр за кадром, пытаясь объять необъятное. Вечером она ушла к Тармазаку, заряжать подсевший аккумулятор. Я принялся варить ужин, силясь угадать, сколько же времени потребуется Ирине на прогулку. Как раз в тот момент, когда ужин был готов, на берегу ручья появилась сияющая Ирина:
- Зарядила!
- Как такое возможно? – изумился я, - секунда в секунду!..
- Любой кипиш, кроме голодовки!!..
Вечером нас порадовал закат.


22 июня. Тепло, пасмурно, изредка сыплет мелкий дождик. Собрав все вещи, мы пошли до Перекрёстка. Поставили палатку на уютной поляне. Пока я ходил за дровами, Ирина развела огонь и сварила ужин.
- Ничего себе, какая ты самостоятельная, - обрадовался я, - и ведь вкусно как сделала! Так я не умею…
- А вы зачем столько дров принесли?! Мы что, тут зимовать будем?
- Да кто его знает…
Тут небо потемнело, и пошёл град. Я надел свою португальскую шапку с антенной:
- Ой, градом по ушам бьёт! Ой, спасайся, кто может! Уши, уши! Зачем же так больно?..
Через несколько минут градовая туча ушла, а небо прорезала розовая полоса заката. Схватив фотоаппараты, мы побежали на перевал, чтобы запечатлеть несколько прекрасных мгновений уходящего дня.


23 июня. Утро солнечное и прекрасное! Я запалил костёр, Ирина сварила овсянку. После такого энергетического завтрака отправились в радиалку. Легко поднялись по хребту к Висячему Камню, потом к пику Орешек.
- Ну и красота, - щёлкала во все стороны Ирина, - снимаю с утра до вечера, и всё мало!
- Экономь аккумулятор!
- Надо экономить… Да как?! Как удержаться?
На пик Орешек поднялись быстро. Лишь при спуске Ирина немного запуталась в своих ногах:
- Ой, да тут сложно, оказывается! Ступеньки нету, зацепки не хватает.
При траверсе к перевалу Художников пришлось преодолевать заснеженный склон. При плюсовой температуре снег был рыхлым. Достаточно пнуть ботинком, чтобы сделать надёжную ступеньку.
- Ничего себе, Ергаки! – поразился я, - да это больше на Тянь-Шань похоже, высота три тысячи метров…
На перевале Художников мы встретили группу молодых шумных красноярцев.
- Вы видели? – кричали они, возбужденно размахивая руками, - нет, вы видели? Какой-то москвич с огромным рюкзаком пошёл через перевал! Да ведь тут такой снег, что не пройти, а он пошёл! Он с парашютом! Хочет прыгнуть с Зуба Дракона. Вот это супермен!
- Да, с Зуба Дракона прыгают, - подтвердили мы, жуя обеденную конфету.
- А тут ещё туристы с Мурманска были, - продолжали тараторить ребята, - они вообще профессионалы! Посмотрели на перевал и повернули назад. Говорят, что тут непроходимо!
- Так то мурманчане… а мы красноярцы. Мы пройдём.
- Что?! Вы собрались идти через перевал?!
- Ну, не сейчас. Наверное, завтра. А сейчас хотим сбегать на пик Молодёжный.
- Что?! На этот пик? Сбегать? Разве это возможно? Там такие стены! Там такая высота!
- Мы же красноярцы, - заважничал я, - сейчас, вот конфету дожуём, и сбегаем.
- Ого, - закричали ребята в восторге, - они на вершину пойдут! Альпинисты! Профессионалы!
- Да я на этот пик детей вожу, каждый год, - я пожал плечами, - там просто.
- Ого, для них это просто! – галдели туристы, проникаясь к нам уважением.
А мы, прожевав конфету, действительно побежали на пик Молодёжный. Два раза пришлось преодолевать снежники, но в целом путь был чрезвычайно простым. Ирина на вершине в полном восторге щёлкала затвором:
- Какая красота! Рассказывайте, что там за пики!
Сделав два-три кадра, я заскучал:
- Ну, высота, ну – панорама. Ничего интересного. Там Зуб Дракона, гора Антей, здесь пик Звёздный, ближе к нам – пики Зеркальный и Птица… Вот если бы туман…
И в эту минуту вдруг хлынул дождь. Мир сразу преобразился! Далекий силуэт пика Зуб Дракона стал едва различимым! Пик Звёздный тоже пытался спрятаться за стеной дождя. А Зеркальный, самый к нам близкий, был хорошо виден.
- А-а! – закричал я в восторге, - какое разделение планов! Мечта фотографа!! Но как снимать? В такой дождь объектив промокнет!
Я заметался по горам, ища укрытия от дождевых капель. Мне удалось найти нависающий карниз, куда можно было запихнуть тело вместе с фотоаппаратом. Я залез под камень, выставив наружу только глаза.
Ирина, спускаясь с вершины, потеряла тропу:
- Михаил! Где вы? Я вас не вижу!
- Здесь, под скалой! – я попытался обозначить свое местопребывание, моргая глазами, но Ирина их не замечала:
- Тут все серое и мокрое, я вас не вижу!
Пришлось мне выставить под дождь руку. Рука тут же промокла, но я всё равно был счастлив:
- Какие кадры, а? Какие кадры! Вот повезло с погодой! Вот это кадр! Это вообще супер – всё серое и ничего не видно! Какая красота!
- Да, в солнечную погоду такого не увидишь, - подтвердила фотографически грамотная Ирина.
Дождь быстро прекратился. Мы пошли вниз, к озеру. Каровое пока подо льдом, но две больших полыньи давали вполне сносные отражения.
- Эх, - сокрушалась Ирина, делая кадр за кадром, - а вот здесь нужно солнышко!
- Идеальная погода сегодня уже была… Хватит! Экономь аккумулятор!
После вкусного ужина нас ожидал ещё один закат.
- Не буду фотографировать, - сказала Ирина, - стану энергию экономить.
- И я воздержусь, - кивнул я, - подумаешь, закат! Ну, небо полосатое. Всё равно в лесу ничего не видно. У меня места на карте памяти мало.
- Ой, небо стало сиреневым! – приподнялась Ирина, - как красиво!
- Это искушение. Не поддавайся! Я вот даже и не прикасаюсь к фотоаппарату.
- Нет, но какое небо волшебное!
- Ирина, крепись!
Ещё минуту Ирина сидела неподвижно, подсчитывая проценты оставшейся энергии, а потом схватила фотоаппарат и побежала наверх.
- Она будет снимать закат, а я – нет? – подскакиваю. Повесив камеру на шею, бегу в другую сторону…
Перед сном мы очень смеялись, вспоминая этот случай.


24 июня. Утро солнечное! Соловьи так и заливаются на все голоса. Да и другие птицы не уступают. Устроили нам целый концерт! Я сварил манную кашу:
- Ирина, просыпайся! Выходи изюмом вперёд!
Завтракаем, наблюдаем за бурундуком, который так и бегает вокруг нас. Мы предложили ему крошки печенья, но бурундук, понюхав угощение, презрительно фыркнул и отверг подарок. Мы предположили, что этот бурундук – хищник. А что, Ергаки – сказочная страна, тут всё возможно.
- У вас на правой щеке сажа, - заметила Ирина.
Я пошёл к ручью и помыл правую щёку. А вот Ирина умывалась вообще каждый день. Она даже взяла с собой специальное туалетное мыло с запахом лаванды и оливок. Но сегодня Ирине не повезло – заворачивая душистый комочек в упаковку, она выронила его в ручей… Стремительное течение тотчас унесло драгоценное мыло прочь.
После завтрака небо вдруг затянуло серыми тучами. Начался дождь.
- Ну и ладно, - буркнул я, - пусть сегодня будет днёвка!
Вечером мимо нас прошли два туриста в штормовых костюмах:
- Тут медведь бродит, небольшой такой…
- Это плохо, - отвечаем, - нам нужен большой…
- Почему?..
- А потому, что у нас объективы широкоугольные!!..


25 июня. Пасмурно. Временами моросит дождь. Сварив кашу, я разбудил Ирину. Та осторожно понюхала кашу, мужественно съела, но обед стала варить сама. Ирина прихватила с собой множество приправ и разных пряностей. Оказывается, пища с этими добавками приобретает качественно другой вкус.
- Ничего себе, - облизывался я, - вот это супчик!..
Упаковывая макароны, я случайно проткнул мешок. Заметив это, Ирина молча достала скотч и заклеила дырку в пакете.
- Ничего себе, - опять удивился я, - ты такая маленькая, а от тебя столько пользы!..
- Это я ещё не стараюсь, - скромно отвечала Ирина…
Вечером небо опять заполыхало красными и даже сиреневыми красками.
- В небе спецэффекты! – восхитилась Ирина.
- А я видел в лесу, недалеко от палатки, движение какого-то зверя.
- Медвежонок? – обрадовалась Ирина.
- Нет, больше на соболя похоже, только размером крупнее. Слишком быстро убежал, я не успел разглядеть.
Перед сном Ирина читала по памяти стихи Гребенщикова.
- Здорово! – заметил я, - уважаю стихи Гребенщикова, Блейка и ещё один поэт есть, тоже известный… Пушкин!
И уснул под шум дождя.


26 июня. Вот вы не были в этот момент, в три часа ночи, на Перекрёстке, и совершенно зря! Вы могли бы наблюдать забавное зрелище! Только представьте себе: ночь, тайга, темнота, замшелые камни… и тут при стробоскопическом освещении скачут три озабоченных существа! С нечленораздельными воплями они мечутся среди кедров в самых разных направлениях, а выражение их суматошных внешностей отражает богатую гамму эмоций. Вот какое чудненькое представление вы пропустили! А произошло вот что.
Ирина обычно спит без задних ног. А я, наоборот, даже во сне прислушиваюсь к сохранности продуктов. И вот я, посреди ночи, в кромешной тьме акустически понимаю, что некто нагло покушается на запасы провизии.
- Ирина, у нас гости. Готовь фотоаппарат со вспышкой. Пожалуй, я свой тоже возьму.
- Что, медведь? – поинтересовалась Ирина, приводя камеру в боевую готовность.
- Не знаю, сейчас разберёмся. Ты обулась? Открываем палатку, выпрыгиваем и сразу фотографируем.
Мы выскочили и тут же началось. Наверное, даже переезд зоопарка силами сумасшедших не вызвал бы такого ажиотажа! Неведомый зверь, испугавшись нашего появления, ударился о котелок. Я кинулся на звук.
- Оно у костра! – закричала Ирина, - а у меня резкость не наводится!
И тоже кинулась.
И зверь кинулся. Правда, более целенаправленно. Он хватал продукты и пытался оттащить их в сторону. И вот все трое мечутся по поляне и орут нечеловеческим образом.
- Отдай сухое молоко, зараза! – кричал я.
- Я не могу навести резкость! – вопила Ирина, - может быть, подсветить фонариком?!..
- Нет! Сахар не отдам! Положи на место, свинья собачья!
- Резкость!
- Конфеты!
- Р-р-р!
Вдруг фотоаппарат Ирины сработал. Он выдавал вспышку за вспышкой, подряд, как автоматную очередь. Эти ослепительные вспышки выхватывали из темноты то ненужную кружку, то скользкие корни кедров, то чьи-то безумные глаза. После ярких вспышек темнота казалась вовсе чернильной. Но я продолжал яростно нырять в эти чернила и там, словно играя в жмурки, пытался поймать хоть что-нибудь. Зато Ирина поняла, что это был за зверь:
- Это лиса!
- Да хоть кабан! – вопил я, бросаясь, как вратарь на мяч, - отдай макароны, стерва!
Всё стихло так же внезапно, как и началось. Лиса ушла с добычей, Ирина сокрушалась над своим фотоаппаратом, а я, причитая, собирал разбросанные продукты и вещи. Лагерь выглядел так, будто там граната взорвалась.
- Нет, ну ты погляди! Зачем она миску-то потащила? Пластмассовую!
- Почему у меня резкость не наводилась?!
- Макароны я отобрал! Потому что объект был далеко!
- На всех фотках какая-то неразбериха!
- Зато сахар на месте!
- Почему вспышка не сработала сразу?!
- Потому что я сразу за сухим молоком кинулся!
- Фотоаппарат тормознутый!
Тут вековую тайгу наполнил печальный волчий вой. Зря вы думаете, что лисы умеют подражать волкам. Это я обнаружил пропажу манной крупы.
- Ну и чудеса! Бурундук тут хищник, а лиса – вегетарианка! Точно, Ергаки – сказочная страна!
- Лиса ещё и три печенюшки съела! Ну ладно, что же делать, пошли спать!
Мы забрались в спальник, но пережитые приключения не позволяли нам заснуть.
- Ира, а вот ты изучала высшую математику… Тебе пригодились в жизни эти знания?
- Да! Однажды ветром сдуло шапку, и она упала в труднодоступном месте. Тогда я согнула проволоку в виде интеграла и подцепила шапку…
Мы так прохихикали до рассвета. Вылезли из палатки в половине шестого.
- Так даже лучше! Раньше перевал пройдём!
Мы сварили вкусной пшённой каши. При этом Ирина рассыпала соль.
- Есть такая примета! - вспомнил я, - рассыпать соль – это к ссоре. Мы ещё не ссорились, надо попробовать.
- Со мной трудно поссориться, - заметила Ирина, упаковывая вещи.
- Со мной тоже трудно…
- Что же делать? Будем пробовать… А вы заметили, что соловьи всё утро так беззаботно и самозабвенно пели, словно ничего и не случилось?..
Мы собрались идти через перевал, но после сытного завтрака нас как-то разморило… и мы вздремнули часа три-четыре. После этого так хорошо пошли!
При ясном небе и солнечной погоде мы легко и быстро дошли до Карового. Но вдруг из-за угла выскочили огромные клубы тумана. Резко потемнело.
- Красота какая!! – закричали мы, выхватывая камеры.
Вершины скал напрочь закрыло густым туманом. Конечно, это очень красиво, но я задумался, а стоит ли нам продолжать путь. Сейчас наверху сильно похолодало.
- Ира, на перевале нам хреново придётся… Какое у тебя настроение?
- Да я коня на скаку остановлю! – Ирина расправила плечи.
- Ты уверена в своих силах?
- Дайте мне коня – увидите! Коня мне, коня! Полцарства за коня!
Тщательно взвесив все обстоятельства, я решил продолжить путь. Будь наша группа хоть немного слабее – мы бы остались внизу. Тропа на перевал вела круто вверх. Стало даже жарко. И это очень радовало, потому что мы знали, какой холод нас ожидает. Вошли в туман – видимость резко сократилась, мир стал крохотным… Курумник на перевале был покрыт толстыми снежниками. Вот это подарок судьбы! Почти все трудные места где-то глубоко внизу, под снегом…
При такой температуре воздуха было легко долбить ступени. Достаточно с силой пнуть ботинком склон раз или два – и надёжная ступенька готова. Мы траверсировали снежники над тропой. Впрочем, в таких условиях можно было идти вообще где попало, но я старался всё-таки придерживаться известного пути, чтобы не выйти случайно на зеркало. Ирина на крутых снежных стенах смотрелась вообще великолепно!
- Ира! – закричал я в полном восторге, вытаскивая камеру, - да сейчас мы такие кадры сделаем, не хуже, чем на Памире!
И в эту секунду началась метель. Снегопад был таким плотным, что видимость сократилась метров до трёх-пяти. К сожалению, фотографировать было совершенно невозможно – снегом немедленно залепило бы объектив. Впрочем, мы не очень-то огорчились по этому поводу. Нас больше беспокоила скорость передвижения и степень замерзания наших организмов.
- Ира, как настроение? Коня на скаку остановишь?
- Ой, лучше в горящую избу зайду!..
Ирина радовала меня постоянно. Она двигалась грамотно и не задерживалась ни на секунду. Вот и прекрасно! Бежим вниз, там тепло!
- Ира, ты вела себя очень мужественно! – заметил я с уважением.
- Это я ещё не старалась! – пошутила Ирина, - Но если бы стало ещё холоднее, я бы запищала!..
Зона тумана и метели была не более сотни метров по вертикали. Внизу, как мы и ожидали, было весьма тепло! На берегу озера Художников мы обнаружили одинокую палатку.
- Добрый день! – закричали мы, перекрывая шум ветра.
Из палатки высунулся мужик откровенно ошарашенного вида. Спутанные волосы падали на его помятое лицо, но он не обращал на это внимания.
- Ни хрена себе, добрый! – отвечал мужик, - погода собачья!
- А вы тот самый москвич с парашютом? – спросила Ирина, не скрывая восторга.
- Да… с парашютом…
- А вы уже прыгали с вершины? – Ирина от восхищения округлила глаза.
- Думаю, что он ещё не прыгал, - опередил я москвича с ответом, - видишь, он ещё живой?..
Ирина засмеялась, зато москвича моя шутка совсем не обрадовала. Он криво ухмыльнулся и впал в глубокие раздумья.
- Мы к вам ещё в гости придём! – закричала Ирина, - и вы к нам приходите, мы тоже тут палатку поставим!
- Да… конечно… - ответил мужик, не выходя из скорбных раздумий…
Мы решили поставить базу на другом берегу озера. Пока я ходил за дровами, Ирина установила палатку. Стало совсем уютно! Я распалил костёр, а Ирина приготовила картофельное пюре с вяленым мясом. Получилось вкусно.


27 июня.
Утро солнечное и прекрасное! Беспокоясь, не застудилась ли Ирина вчера, я просил, как она себя чувствует.
- Пока не знаю, - отвечала Ирина сонно, - в общем, горизонтально!..
Природа торжествовала. Солнечные зайчики весело прыгали по глади озера, а птицы заливались на все голоса. Едва выглянув из палатки, мы тут же торопливо потянулись за камерами:
- О, какая красота! А там! А здесь! А-а-а-а!
Лишь отщёлкав по сотне кадров, мы немного успокоились.
Во время завтрака мы обсудили план действий и решили навестить московского парашютиста. Нам захотелось запечатлеть его прыжок.
- У Вершинина есть такой снимок, а у нас нет! А теперь и у нас будет!
Мы собрали штурмовые рюкзачки и отправились в радиалку так, чтобы по дороге навестить москвича. Но, что такое? Его палатка исчезла! И мимо нас он не проходил! Значит, решил вернуться?
Нашу догадку подтвердили туристы, которые в это время спускались с перевала:
- Да, москвич шёл домой… Говорит, что нахлебался сибирской погоды!
Мы отправились к Мечте и полдня провели в том районе, фотографируя в восторге всё подряд… Места здесь просто сказочные!! Вечером я заготовил ещё кучу сухих дров и натянул тент на случай дождя, а Ирина сварила вкуснейший ужин. Получилось всё прекрасно. Хорошо жить!


28 июня. С утра дождик. Пока я возился с костром, дождик прекратился. Сварил манную кашу и зову Ирину:
- Ира, выходи изюмом вперёд!
Ирина накинула на верёвку спальник и через час заметила:
- Спальник стал более влажным, чем я повесила его сушить…
- Ергаки – это сказочная страна, тут ещё и не такие чудеса бывают!
Мы собирались сегодня сбегать до Цветных озёр, но погода очень уж неустойчива. Так и досидели до обеда. Но вот уже целый час стоит африканская жара. Спальник быстро высох. Мы решили сбегать в радиалку на озеро Горных Духов.
Вдоль правого берега озера тянулся большой снежник. В погоне за интересными кадрами мы пошли туда и, действительно, тут же отщёлкали по сотне кадров. Потом мы выбрали уютную зелёную полянку, разулись, помыли ноги в прохладной воде и приступили к перекусу. Вот это жизнь!!
- У нас каждый день праздник, - заметила Ирина.
Вечером выдалось свободное время. Недалеко от нашей палатки я заметил старый прогнивший пень. Потыкав в его сердцевину палкой, я понял, что там рыхлая труха, которую можно измельчить и вытащить. Чем я и занялся с большим старанием. Ирина наблюдала за этим действием со всё возрастающим недоумением. Пень был высотой более метра, и где-то в середине древесина оказалась более плотной, чем с конца. Целый час я усердно и настойчиво долбил это уплотнение крепким суком и, наконец, пробил сквозное отверстие. Ирина впервые застала меня за таким странным занятием и теперь гадала, что бы это значило. А я распалил внутри пня костёр. Древесина пня была очень сырой, практически не горела, но зато давала много дыма. Ствол теперь превратился в трубу, и возникла тяга, как в печке. Дым устремился в трубу и стал вырываться направленным фонтаном. Тяга стала такой сильной, что струя дыма даже загудела. Я был очень доволен и теперь с восторгом наблюдал за творением своих рук. Ирина не выдержала и спросила:
- А что это вы такое сделали?
- Понимаешь, Ира, я давно хотел увидеть действующий вулкан, но как-то не получалось в жизни. И тогда я решил сделать это своими руками. Вот, разве не похоже?
В этот момент тяга стала такой мощной, что в плотных клубах белого дыма сверкнули языки пламени!
- Извержение! – завопил я в экстазе, - Кракатау!!.. Не нужен нам берег турецкий, Камчатка нам не нужна…
- Знаете, когда вы читали у нас лекции, вы были таким солидным… М-да, мужчины в любом возрасте остаются мальчишками!.. А знаете, в жерле этого вулкана удобно сушить ботинки! Ой, как здорово!
Этим вечером мы впервые увидели комара. Он прилетел к нашему вулкану, видимо, погреться. Комарик был совсем тощеньким и слабым. Он так дрожал от холода и выглядел таким несчастным и одиноким, что, будь он нищим, мы бы отдали ему все деньги. Наверное, ему было очень одиноко и страшно в тайге! Комарик робко присел возле нас. Он блаженно щурился на дым от извержения и отогревался душой. От предложенного изюма он вежливо отказался и за весь вечер не проронил ни слова.


29 июня.
Мы собрались в этот день идти на озеро Чёрное, а с утра дождик моросит. Мы сварили завтрак, покушали под тентом и теперь размышляем, как жить дальше. Под дождём идти совершенно не хочется.
- Вы же умеете изменять погоду, - вздохнула Ирина, - вот и разгоните тучи!
- Ну, это можно делать только в крайних случаях.
- Сейчас и есть крайний случай! Я хочу на Чёрное! Вот ваш комус, давайте солнечную погоду!
Что же делать, когда такая женщина просит… Взял комус, разогнал тучи. Небо радовало нас синевой, а по логу тянулись хлопья тумана.
- Пока будем обедать, трава подсохнет. Давай варить!
Действительно, пока мы варили еду, трава стала достаточно сухой. А то мы не любим по мокрой траве ходить.
Мы взяли с собой только необходимые продукты, а остальное убрали в захоронку, так, чтобы медведь не добрался. Пошли! Таёжная тропа петляла по берегу речки, иной раз выводя нас и на сугробы зимнего снега. Когда мы добрались до Стрелки, я задумался на тему: идти дальше или остановиться здесь?
- Ничего себе, - говорю, - мы с такой скоростью мчались, что я вспотел!
- Лучше семь раз вспотеть, чем один раз покрыться инеем, - отвечала Ирина.
- Ира, как твоё настроение? Коня на скаку остановишь?
- Остановлю… если он не сильно скакать будет.
- Идти нам до озера или ставить палатку здесь… идти или не идти, быть или не быть? Надо принимать решение…
- Как скажете, так и сделаем, - сказала Ирина.
В поисках оптимального решения, я заметался по Ергакам, жуя изюм и спотыкаясь о камни.
- Ставим палатку здесь! Иначе мы придём слишком уставшими.
Мы установили палатку и сварили ужин. Вечером пришла группа новосибирцев. Оценив нашу стоянку и удобное кострище, они решили остановиться здесь. Рассказали о себе. Оказалось, что эти ребята слишком избалованы цивилизацией. Пришли сюда всего на 6 дней и уже поняли, как это мало. Один парень сломал себе палец на руке, а другой на ноге. В общем, живут весело! Они решили уходить отсюда кратчайшим путём. Мы развлекли новосибирцев игрой на комусах.
Перед сном на нас напали комары. Они действовали организованно, по команде. Выскочили из-за угла и тут же набросились.
- Ой, засада! – запищала Ирина.
Мы приняли бой и победили со счётом 27: 39. Но это была Пиррова победа… Комары, неся значительные потери в личном составе, были вынуждены отступить, но и мы, потирая укушенные места, скрылись в палатке, охая и причитая. Подобная ситуация была в 1812 году под Бородино, когда так и осталось непонятным, кто же победил – русские или французы.


30 июня. Под монотонный шум реки спалось нам замечательно. Но к утру добавился шум дождя. Это безобразие!
- Ничего себе… я хотел прогуляться за дровами.
- Прогуляйтесь! – хихикнула Ирина, - заодно искупаетесь.
После таких слов я только глубже забился в тёплый спальник. Ирина приоткрыла вход и выглянула из палатки.
- Ира, что в мире делается?
- Новосибирцы пытаются разжечь костёр… дождик сеет… комаров нет.
Мы подремали ещё с часок, после чего Ирина вновь выглянула наружу:
- Так, новосибирцы всё ещё пытаются разжечь костёр… Ого, с помощью жидкости от комаров!! А что, она огнеопасная… Ой, видели бы вы, как они дрова добывают…
- Наверное, лениво и растерянно? – предположил я из мешка.
- Ха-ха, точно!!
Ирина засобиралась наружу, а я завернулся в спальник и снова уснул. Проснулся к обеду, когда дождик прекратился. Бр-р, снаружи такая сырость! Новосибирцы всё-таки распалили костёр и сварили обед. Уходя, они угостили нас большой шоколадкой.
- Спасибо вам за гостеприимство и концерт!
- Шоколад с изюмом и фундуком – это тема! – обрадовался я.
- Хм, думаете, они просто так нас угостили? – ухмыльнулась Ирина, - я им костёр развела…
Мы сварили обед. Ирина поднесла ко рту ложку с горчим супом и, чтобы не обжечься, подула… Макароны так и выпрыгнули из ложки!
- Ой, - удивилась Ирина, - надо меньше цигун заниматься…
Она подцепила ложкой другую порцию, и тут в суп свалилась муха.
- Ты куда? – закричала на неё Ирина с негодованием, - с немытыми лапами?!..
Мы постоянно жили так весело. К вечеру принесли из леса ещё дров, сварили ужин.
Уже в темноте к нашему костру подошли двое туристов. Женщина выглядела уставшей, а вот её спутник практически невменяемым.
- Пожалуйте к нашему костру! – предложили мы им, - вы в темноте всё равно тут дров не найдёте, а у нас всё приготовлено.
- Да, конечно, спасибо! – обрадовалась женщина. Обернувшись к спутнику, она объяснила:
- Олег, нас приглашают к костру!
Мужик растерянно скривил губы, глядя куда-то в пространство позади Ирины. Ничего себе, до какой степени он устал!
Мы показали гостям удобную площадку для палатки и вернулись к жаркому огню. Вскоре подошли и гости. Мужик уже оклемался:
- Меня зовут Олег, а это Светлана, мы из Москвы.
Мо
avatar
Михаил
Admin

Сообщения : 33
Дата регистрации : 2011-12-31

Посмотреть профиль http://ergaki.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения